Запрет вместо домашнего ареста

27.06.2018

Ленинский районный суд Кирова изменил меру пресечения в отношении подзащитного нашего правового центра Нияза Габбасова. Вместо домашнего ареста был введён запрет на совершение определённых действий. По словам адвоката по уголовным делам Вячеслава Лоскутова, этот локальный успех стал очередным шагом на пути к справедливости

Ленинский районный суд, по ходатайству следователя, применил к подзащитному нашего правового центра относительно новую меру пресечения: запрет на совершение определённых действий. Её можно считать промежуточной, между домашним арестом и подпиской о невыезде. Ограничения касаются общения с фигурантами уголовного дела и нахождения вне пределов места проживания в ночные часы. В остальном, человек абсолютно свободен: может ходить на работу и проводить свободное личное время как вздумается, но обязан самостоятельно являться по первому требованию судьи или следователя. 

«Шаг за шагом наш подзащитный движется к справедливости. В конце прошлого Нияза Габбасова поместили в следственный изолятор, спустя три месяца выпустили под домашний арест, а накануне изменили и эту, весьма лояльную меру пресечения, введя запрет на совершение определённых действий. Мы давно настаивали на этом, как и на признании полной невиновности, но тот факт, что с ходатайством вышел следователь, ещё раз говорит о том, что сами правоохранители переоценили степень возможной вины и общественной опасности, которые ещё предстоит доказать в суде»,— считает адвокат по уголовным делам Вячеслав Лоскутов.

Подсудимого обвиняют в мошенничестве, которое тот, якобы, совершил, осуществляя полномочия представителя ООО «Антрацит». Доказательства защиты строятся на том, что Нияз Габбасов, на момент совершения инкриминируемых действий, являлся не рядовым представителем компании, а её совладельцем, поскольку состоял в браке с Ларисой Габбасовой, владевшей 100 % долей в уставном капитале предприятия, являвшегося совместной собственностью супругов.

«Доказательства, собранные стороной защиты, позволили убедить суд, что данное расследуемое преступление относится к сфере предпринимательской деятельности, поскольку обвиняемый, согласно выводам самого же органа предварительного следствия, фактически руководил хозяйственной деятельностью компании, а также состоял в законном браке с её собственницей. Режим совместно нажитой собственности супругов (долей общества) подтвержден определением Верховного суда РФ»,— комментирует адвокат по уголовным делам Вячеслав Лоскутов.

Были учтены положения, сформулированные в постановлении пленума Верховного суда РФ «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». История началась в 2003 году, когда Лариса Габбасова и её муж Нияз открыли фирму «Антрацит», которая занималась поставкой угля в госучреждения: детские сады, больницы, школы, интернаты и санатории. Никто и никогда на их сырье не жаловался. Наоборот, многие  заказчики  сами просили, чтобы компания участвовала в аукционах, одерживала победу и поставляла качественное топливо потребителям. С 2013 по 2015 год общество исполнило 97 контрактов на общую сумму более 60 миллионов рублей. Решили расширяться и выйти на рынок Кировской области, выиграв  аукцион, проведённый Вятской академией: перечислили обеспечительный взнос и заключили контракт на поставку 1000 тонн топлива. Как уверяет сама Лариса Габбасова, заказчик по госконтракту с самого начала намекал, а потом  в открытую стал требовать «откат» со сделки, даже сумму называли, но бизнесмены привыкли работать честно. Поставки продолжались: 23 грузовика с углём были получены академией, а денег поставщики так и не увидели. Несколько раз они обращались с заявлениями в местную полицию и прокуратуру. Появилось даже уголовное дело о мошенничестве, правда, обвиняют не сотрудников академии, а мужа Ларисы. Нияза Габбасова арестовали на глазах у жены и внучки. Бизнесмена этапировали в Киров и по решению суда поместили в СИЗО. 

«Наш подзащитный обвиняется в том, что он недопоставил уголь. Претензии были предъявлены к количеству и качеству. Была даже проведена экспертиза качества топлива, как утверждают родственники обвиняемого, её производили сотрудники ФБУ «Кировский ЦСМ», но данное учреждение, как было выяснено, аккредитации на отбор проб не имеет. Причём лабораторные пробы отбирались обычным ведром из кучи угля, лежащей на земле. Количество угля определено в одностороннем порядке покупателем, который обратился в некую экспертную организацию и расчетным путем определил объем поставленного сырья. После конфликта с фирмой Габбасовых, сельхозакадемия закупила точно такой же уголь, такого же качества у своего бывшего поставщика, напрямую, в нарушение закона, без аукциона и по завышенной цене. Данный факт установлен постановлением Восемнадцатого апелляционного арбитражного суда от 1 августа 2018 года»,— резюмирует адвокат по уголовным делам Вячеслав Лоскутов

Напишите нам

Дело ведёт:

Лоскутов Вячеслав Алексеевич

Адвокат, представитель в ЕСПЧ

Вопросы по теме:

Отзывы наших клиентов:

Заказать обратный звонок

Ваш телефон:
Ваше имя: