Комментировал:

Панфилов Дмитрий Владимирович

Адвокат, руководитель практики по уголовным делам

ЕСПЧ: разговор с адвокатом является тайной

17.11.2017

Европейский суд по правам человека признал недопустимым использование в качестве доказательств по уголовному делу аудиозаписи общения подозреваемого с адвокатом, даже если с последним не было заключено соглашение. Сразу несколько осуждённых граждан нашей страны обратились в инстанцию, с целью признания материалов оперативно-розыскных мероприятий, полученных в ходе «прослушки»,  незаконными. Подробнее об этом рассказал адвокат по уголовным делам нашего правового центра Дмитрий Панфилов

Сразу несколько российских осуждённых обратились в Европейский суд по правам человека, чтобы тот признал: данные «прослушки» беседы с адвокатом, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, не могут являться доказательством по уголовному делу. В своем обращении, один из отбывающих наказание за создание организованной преступной группировки, указал, что проведение аудиозаписи его телефонных переговоров со своим защитником, является нарушением восьмой статьи Конвенции, то есть права на уважение частной жизни.

«Существует закон об оперативно-розыскной деятельности, в котором чётко прописана процедура назначения «прослушки». Оперативники, еще на стадии доследственной проверки, обращаются в суд с ходатайством, и если оно будет должным образом мотивированно, в течение нескольких суток получают разрешение на проведение ОРМ, в ходе которых могут вести, в том числе, и аудиозапись телефонных разговоров», —рассказывает адвокат по уголовным делам Дмитрий Панфилов

Один из обратившихся в ЕСПЧ, Владимир Дудченко, был осуждён на 13 лет за создание организованной преступной группировки. В качестве доказательств вины по его делу, были продемонстрированы аудиозаписи его разговоров с адвокатом, назначенным государством. Подсудимый пытался доказать, что подобные материалы не могут быть приобщены, а также настаивал назначить в качестве защитника своего брата. В написанной жалобе он пояснил, что общение с адвокатом должно быть частью адвокатской тайны, которая, как и врачебная, неприкосновенна.

«Изучая материалы дела, ЕСПЧ особо отметил, что российские суды проигнорировали рекомендации Комитета министров Совета Европы, посвящённые свободе ведения адвокатской деятельности, согласно которым, необходимо принимать все меры для обеспечения конфиденциальности общения между адвокатом и его подзащитным. В связи с этим, использование в качестве доказательств, слов, сказанных во время подобной беседы, является недопустимым», — считает адвокат по уголовным делам Дмитрий Панфилов

Осужденный на 13 лет лишения свободы Дудченко, решил обратиться в Европейский суд по правам человека, заявив о нарушении следователями права на уважение личной жизни и переписки, дарованного законодательством. По мнению отечественной Фемиды, доказательства вины были получены в ходе общения с адвокатом, который, на тот момент, не представлял интересы подсудимого, то есть являлся частным лицом.

«ЕСПЧ сослался на Конституционный суд России, разъяснивший, что адвокатская тайна должна распространяться на все данные, что защитник получил во время общения с человеком, вне зависимости от того, скреплены их отношения договором на оказание юридических услуг, или нет. Кроме того, были удовлетворены претензии осуждённого, связанные с длительным и необоснованным содержанием в СИЗО. Судьи обязали Российскую Федерацию, выступавшую ответчиком, выплатить компенсацию в размере 14000 евро», — говорит адвокат по уголовным делам Дмитрий Панфилов

Отзывы наших клиентов:

Задать вопрос юристам
Записаться на прием
Оставить отзыв
Обратиться на ТВ