Комментировал:

Золотарь Татьяна Викторовна

Адвокат, руководитель практики по гражданским делам

Пиманов Денис Алексеевич

Генеральный директор, главный режиссер телепрограммы «Человек и закон», советник адвокатского бюро «Человек и Закон»

Взятка, которой не было

22.12.2020

За судьбой приморского бизнесмена Алексея Сорокина редакция программы «Человек и Закон» следит не первый год. Неслыханное давление силовиков на неуступчивого предпринимателя вылилось в возбуждение очередного уголовного дела при весьма спорных обстоятельствах. В интервью Первому каналу адвокат нашего правового центра Татьяна Золотарь, защищающая осуждённого, рассказала о неожиданном повороте в этой истории

Алексею Сорокину тоже стоило больших трудов записать видеообращение для журналистов из стен колонии. Помогли те, кто знает, что он 10 лет сидит за убийство, которого не было. Со дня на день ему могут ещё один срок «впаять». Теперь уже за взятку тюремному начальству.

«Началась эта история в 2003 году. У владельца продовольственного рынка в центре Владивостока Алексея Сорокина подожгли загородный дом. Самого предпринимателя в тот момент внутри не было. Он, как оказалось, тут давно не жил. А в доме в день пожара гостили родственники его бывшей жены. Семейная пара. Когда повалил дым, все выскочили на улицу, женщина решила вернуться за деньгами и документами, но из огня уже не вышла», — рассказывает адвокат по уголовным делам Татьяна Золотарь.

По вещдокам на месте пожара: канистрам, зажигалке, мобильному телефону и обожжённой куртке — поджигателей вычислили сразу. Ими оказались подчинённые Алексея Сорокина. Охранники с его рынка: Сергей Рубан и Евгений Кичигин. Первого нашли в больнице. Во время поджога он облился бензином, получил ожоги 25 процентов тела и через несколько дней умер. Но перед этим всё же успел рассказать о мотиве. Поджог дома был местью подчинённых начальнику за увольнение. Эту же версию тогда, в 2003-м, подтвердил и второй фигурант дела Евгений Кичигин.

«По словам Сорокина, он выгнал сотрудников за то, что они торговали наркотиками. В том же 2003-м дело о поджоге было закрыто в связи со смертью Сергея Рубана. Но вдруг, спустя восемь лет, его, это самое уголовное дело, решили «реанимировать». Возобновить расследование решили после того, как Кичигин, отбывая срок в колонии строгого режима за другое преступление, решил поменять показания и заявил, что в 2003 году он вёз на дело вовсе не поджигателя, а киллера. Якобы сжечь дом ему с Рубаном велел сам же хозяин Алексей Сорокин», — поясняет адвокат по уголовным делам Татьяна Золотарь.

У Сорокина не было мотива нападать на собственный дом, убивать бывшую жену и тем более её родственников. Но сомнительные показания уголовника, который спустя восемь лет, сидя в колонии, вдруг «раскололся», следователи всё же вшили в дело. Сам Сорокин утверждает, что это «перевёрнутое с ног на голову» уголовное дело появилось аккурат после того, как он отказался «дружить» с местными правоохранителями в обмен на солидные вознаграждения.

«Зимой 2015-го Сорокина приговорили к 14 годам лишения свободы и отправили в исправительную колонию под Находкой. Тут он сидит до сих пор. УДО — в мае 1921 года, но тюремное начальство, со слов Алексея, готово сделать всё, чтобы он не оказался на свободе. В прошлом году заключённый предложил начальнику колонии открыть новый цех по производству полимерных гранул. Через родного брата Сорокин сделал два банковских перевода по 100 тысяч рублей на личные карточки руководителей колонии для ускорения процесса. И тут же стал фигурантом нового уголовного дела — о взятке», — говорит адвокат по уголовным делам Татьяна Золотарь.

Важный момент: как только денежные переводы начальству были отправлены, Сорокин сразу доложил о вымогательстве оперативнику собственной безопасности ФСИН. На суде этот человек всё подтвердил. Однако почему не дал ход заявлению Сорокина, объяснить не смог.

«В статье УК о даче взятки есть примечание: если до возбуждения уголовного дела лицо добровольно сообщит в соответствующие органы о своём деянии, то это является основанием для освобождения его от ответственности за дачу взятки. Сорокину скоро 70. Тяжёлая форма сахарного диабета и гипертония. Впереди ещё четыре года заключения. Да, всё ещё есть надежда на УДО — долгожданную свободу. Но новый срок за взятку сейчас висит над головой этого человека, словно гильотина», — считает адвокат по уголовным делам Татьяна Золотарь.

Отзывы наших клиентов:

Задать вопрос юристам
Записаться на прием
Оставить отзыв
Обратиться на ТВ