Защитили ребёнка от финансового управляющего

01.10.2018

Арбитражный суд Москвы отказал в удовлетворении требований финансового управляющего о признании договора дарения между Лидией Румянцевой и её братом, а также всех последующих, недействительными. Двухкомнатную квартиру в Домодедово женщина получила в 2017, а затем подарила своей несовершеннолетней дочери. Банкиры настаивали на том, что первая сделка была совершена для того, чтобы вывести активы господина Неделько до того, как его признали должником. Доказать, что имущество принадлежит семье на законных основаниях, удалось адвокату по гражданским делам нашего правового центра Денису Калашникову    
Мать троих детей Лилия Румянцева в 2015 году получила от своего брата скромную «двушку» в подмосковном Домодедово, в которой семья живёт всё это время. Спустя два года, женщина, заключив договор дарения, передала имущество своей несовершеннолетней дочери, а вскоре получила письмо от финансового управляющего. В заявлении говорилось о необходимости отмены арбитражным судом сделки, по тому основанию, что она имеет в себе признаки подозрительности.
«Требования финансового управляющего наш доверитель считал незаконными и необоснованными, поскольку сделка совершена в разрешительный период, то есть до того момента, как её брат обрёл статус должника, а потому правовых оснований для признаний её недействительной, не имеется. Из представленных документов, можно сделать вывод о недоказанности наличия совокупности всех обстоятельств, предусмотренных абзацем 2 пунктом 5 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»,— рассказывает адвокат по гражданским делам Денис Калашников
Банкиры утверждали, что Румянцева, как и другая сторона сделки, знала о цели должника, который, якобы, хотел причинить вред имущественным правам кредиторов. Спустя некоторое время после заключённого договора дарения, гражданина Неделько признали должником, однако сделка совершёна до того самого момента, тем более, что мать троих детей не знала о том, что у родственника есть обязательства, которые он не может выполнить.
«Заслуживает внимание наличие имеющихся оснований для применения судом норм, регулирующих сроки исковой давности, как самостоятельного основания для отказа в удовлетворении требований. Признания оспоримой сделки недействительной, можно требовать в течение года, а она была заключена ещё в 2015 году»,— поясняет адвокат по гражданским делам Денис Калашников
Исходя из требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражным судом может быть признана недействительной сделка, если она совершена должником в течение одного года до принятия заявления о признании его банкротом или после принятия указанного заявления. Таким образом, на момент подачи управляющим заявления о признании недействительным договора дарения квартиры от 03.02.2015, заключенного между Неделько и Румянцевой и применении последствий недействительности сделки, отсутствовали правовые основания, по причине  несоблюдения годичного срока.
«Мы обратили внимание суда на отсутствие каких-либо признаков заинтересованности Румянцевой, поскольку она не знала и не могла знать об ущемлении интересов кредиторов должника Неделько, а также о его признаках неплатежеспособности или недостаточности его имущества. Кроме того, согласно положениям «Конвенции о правах ребенка», во всех действиях в отношении детей, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению их интересов»,— поясняет адвокат по гражданским делам Денис Калашников

Напишите нам

Дело ведёт:

Калашников Денис Олегович

Адвокат, руководитель практики по гражданским делам

Вопросы по теме:

Отзывы наших клиентов:

Яндекс.Метрика

Заказать обратный звонок

Ваш телефон:
Ваше имя: