Дело ведёт:

Квартира раздора

07.11.2022

Одинокие пожилые люди иногда бывают нужны родственникам только ради наследства. При этом сам пожилой человек для них обуза, забота о нём в планы не входит. А если находится человек, который способен помочь, а в благодарность получить, к примеру, квартиру, то самое время подать на него в суд и заполучить «кровное» наследство
История эта началась ещё в 2004 году. В это время дочь ответчицы Шумейко снимала комнату в квартире Васильевой, оказывала ей помощь по хозяйству, с доверительницей правового центра тогда же установились дружеские отношения. В 2015 году дочь Шумейко съехала от Васильевой, но пожилая женщина просила не оставлять её одну и продолжать помогать. Что и делала ответчица. Особенное сближение произошло в 2017 году, когда Васильева сломала руку и была госпитализирована. Из больницы она позвонила Шумейко и попросила ей помогать, сказав, что близких родственников у неё нет и никто не поможет ей ни в больнице, ни после выписки.
 
С этого времени Шумейко постоянно оказывала помощь в быту, покупала продукты, даже проживала во второй комнате спорной квартиры, а в 2018 году сделала ремонт. Помогала она бесплатно.
 
В благодарность Васильева заключила с доверительницей правового центра «Человек и Закон» договор ренты и завещала долю в квартире.
 
«Когда пожилая женщина скончалась, у неё сразу появилось множество дальних родственников, которые стали оспаривать права Шумейко на квартиру в Москве. Начали с попыток возбудить уголовное дело и обвинить Шумейко во всём, начиная от мошенничества и вплоть до убийства. Разобравшись и убедившись в добросовестности нашей доверительницы, в том числе при помощи наших адвокатов, следственные органы в возбуждении уголовного дела отказали», – рассказывает адвокат по гражданским делам Татьяна Золотарь.
 
Но родственники не успокоились – сначала долго устанавливали через суд своё родство с умершей, а затем начали оспаривать завещание и договор ренты, пытаясь убедить суд, что пожилая женщина не отдавала отчёт своим действиям.
 
Шумейко никогда до похорон не видела никого из родственников Васильевой, лишь иногда по праздникам ей звонили некие люди, которых Васильева называла «знакомыми». Что касается самой Васильевой, то она была умной, волевой, самостоятельной женщиной, имела высшее инженерное образование, на пенсии работала председателем ЖСК «Мастера эстрады», отлично разбиралась в юридических вопросах, в том числе и в вопросах недвижимости.
 
После смерти Васильевой доверительница правового центра «Человек и Закон» сообщила об этом «Елене Викторовне», поскольку у неё был только этот контакт, а также оставила у консьержки информацию для «Елены Северьяновны». Больше ни о ком из знакомых Васильевой она не знала и никогда их не видела. Так как Васильева просила её кремировать после смерти, Шумейко за свой счёт организовала похороны и кремацию. Никто из родственников не предложил помощь, не участвовал в похоронах и на связь не выходил.
 
«С доводами заявленного иска не согласны, полагаем таковые голословными и надуманными, не имеющими под собой никаких фактических оснований, – продолжает адвокат по гражданским делам Татьяна Золотарь. – Последовательность действий Васильевой, её предусмотрительность, внимание к деталям и обстоятельствам, все её действия для придания легальности и неопровержимости её воли свидетельствуют о том, что таковая полностью отдавала отчёт в своих действиях, сама руководила ими и полностью понимала их значение и последствия. Так, Васильева сама настояла на присутствии и осмотре врачом-психиатром, добровольно прошла освидетельствование, пояснила врачу свои намерения, добровольно избрала способ распоряжения своим имуществом, совершив две сделки – завещание и договор пожизненного содержания с иждивением, свою волю и намерение изложив нотариусу. Таким образом, оснований для удовлетворения исковых требований не имеется».
 
Истец на протяжении длительного времени перед смертью Васильевой не общался с ней, кроме телефонных звонков по праздникам, он не имел и не мог иметь каких-либо достоверных сведений о её жизни, нуждах, желаниях и состоянии здоровья, так же как и о её психологическом состоянии. Поэтому все его доводы голословны и надуманны, всё это продиктовано исключительно корыстными мотивами – получить квартиру в Москве от дальней родственницы, которая при жизни была не нужна.
 
«В настоящее время судебная посмертная психиатрическая экспертиза установила, что нет оснований считать умершую не отдающей отчёт своим действиям на момент совершения оспариваемых сделок. Для отказа в иске к Шумейко этого достаточно, так как в данном случае предполагается, что сделки заключены по воле и в интересах участников и бремя доказывания лежит на истце – то есть именно истец должен доказать, что завещатель не отдавала отчёт своим действиям. Если таковых доказательств нет, суд должен признать все сделки законными», – говорит адвокат правового центра «Человек и Закон» Татьяна Золотарь.

 

Отзывы наших клиентов:

Задать вопрос юристам
Записаться на прием
Оставить отзыв
Обратиться на ТВ